Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 11.12.2017, 22:14
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Страницы истории

Артефакты казачьего музея – часовые времён (+ видео)
2017 год не может не вызывать исторических ассоциаций. Столетие отречения от престола императора Николая II, Октябрьская революция и последовавшее затем кровопролитное гражданское противостояние так или иначе осмысляются в российском обществе.

Этим переломным для нашей страны событиям посвящена первая экспозиция открывшегося музея Казачьего культурно-исторического центра в здании управы Минераловодского районного казачьего общества. В скором будущем здесь планируется представить материалы, посвященные войнам и локальным конфликтам XX-XXI веков, в которых принимали участие казаки.

Пожалуй, в этом и уникальность музея – на Ставрополье существует множество как небольших, так и серьезных выставок, посвященных жизни, быту и культуре казаков, но ни одна из них в полном объеме не отражает тему трагической судьбы казачества, оказавшегося в самом центре водоворота переломных исторических событий.


Идейным вдохновителем музея и главным собирателем ценных артефактов стал атаман Минераловодского районного казачьего общества и по совместительству первый товарищ (заместитель) атамана Терского войска Олег Губенко. Больше 40 лет своей жизни он посвятил поиску и коллекционированию редких вещей, чему способствует острый интерес к истории России. Губенко – казак харизматичный и широко известный на Северном Кавказе. Он автор нескольких книг, активный участник периода возрождения казачьего движения, затем боевых действий в составе Ермоловского батальона, а кроме прочего - человек феноменальной памяти, способный часами говорить о предмете своего интереса. В день открытия музея из-за большого наплыва гостей Олег Вячеславович провел экскурсию от начала до конца не менее четырех раз, каждый из них отличался новыми нюансами и гранями.

ВЗГЛЯД БЕЗ ПОЛИТИКИ И ВНЕ ИДЕОЛОГИИ

На открытие в Минводы прибыли архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт, депутат Думы Ставропольского края Виктор Лозовой, атаман Терского казачьего войска Александр Журавский, директор Пятигорского музея Сергей Савенко, представители местной администрации и национальных организаций – армянской общины города Минеральные Воды, а также руководитель общества греков «Энотис» Валентин Шахбазов.


Началось все с поминальной литии, которую отслужил Владыка Феофилакт в храме Святых Царственных Страстотерпцев, выстроенном казаками на территории управы. После богослужения архиепископ отметил, что только через объективный взгляд на исторические события мы можем увидеть наше будущее:
- Миллионы казаков вместе с царской семьей приняли мученический венец исповедничества, до конца не сняв с себя казачьей папахи и нательного креста, оставшись верными долгу, чести и присяге.
Виктор Лозовой передал поздравления с открытием музея от имени всего депутатского корпуса, губернатора Ставрополья и аппарата правительства края.

Войсковой атаман Александр Журавский призвал без политических симпатий и вне идеологии посмотреть на крушение всего, чему служили казаки, и выразил уверенность, что музей станет центром объективного изучения истории для школьников и молодежи.

Особую научную оценку экспозиции дал директор Пятигорского музея Сергей Савенко:
- Этот проект больше года обсуждался воссозданным Терским обществом любителей казачьей старины. Открытие музея не случайно было определено на март 2017 года, который, как известно, связан с ключевыми событиями нашей общей истории, остро касающейся казачества. Исключительно важно, что спустя 25 лет противоречивого процесса возрождения казачества неизменным остается интерес к истории, и это событие является его ярчайшим показателем.
ВЕЩИ – ЭТО ФАКТЫ ИСТОРИИ

Каждый уголок относительно небольшого помещения музея задействован с пользой: в стеклянных витринах с подсветкой и в рамках на стенах почти до самого потолка документы, литографии, фотокарточки, письма, подлинные наградные знаки и другие артефакты. При верном прочтении эти немые свидетели эпохи могут рассказать многое.


С порога ощущается тот тревожный дух, в котором находилась империя в 1914 году: политические интриги европейских держав, сыгравших на чувстве долга и верности принципам русских, которые не смогли отказаться от защиты балканских славян. Карты военных кампаний испещрены стрелками, за которыми стоят миллионы жизней и величайшая трагедия русского народа.

С портретов смотрят и те, кому выпал нелегкий жребий командования русской императорской армией, и простые лица солдат, казаков, их семей… Пожелтевшие карточки казаков терской станицы Александрийской соседствуют с портретами забайкальцев и авиаторами… Вот - механик Щербаков, воевавший в составе русского добровольческого авиоотряда во время войны Болгарии и Турции 1912-1913 годов.

На сукне поблескивают нагрудные знаки Лейб-гвардии Его Величества Уланского и Гродненского полков, шифровка с погона Волгского казачьего полка, который комплектовался за счет мобилизационного резерва станиц Пятигорского отдела Терского войска. Знаки соседствуют со старинным бебутом - кинжалом, бывшим на вооружении нижних чинов артиллерии с 1907 года. Именно этот бебут носил артиллерист, воевавший на Кавказском фронте.
– За этим кинжалом - героический период Первой мировой, - рассказывает Олег Губенко. – Победы под Сарыкамышем, Эрзерумом, взятие Трапезунда.
Деловая переписка госпиталей и тыловых служб, если внимательно читать и видеть, по крупицам приоткрывает условия войны. Требование уложить линолеум в санчасти или, например, крошечный намек с надеждой на то, что простой учебник истории Греции и Рима могла держать в руках великая княжна Татьяна Николаевна – небольшая синяя печать учрежденного ею комитета, который обеспечивал жильем и питанием беженцев.


Губенко акцентирует, что выставка специально дополнена репродукциями полотен известного художника Павла Рыженко. Его «Брусиловский прорыв» напоминает о том, что еще в 1916-м на реке Стоход полегло больше половины русской императорской гвардии - людей, изначально и безусловно преданных престолу.

Газетные вырезки, личная переписка и даже заметки на полях учебника пятиклассника-гимназиста Юры Плохинского могут рассказать об усталости народа от войны. Историю нельзя переписать, когда есть факты, а факты – это вещи, немые свидетели эпохи. И они рассказывают об интригах западных держав, юрких уловках союзников для ухода от обещанной помощи России, записки жандармских управлений разных городов о провокациях еврейских погромов, заговор генералов и великих князей, толкнувших императора к оставлению им государственной власти. Здесь газетные страницы, с которых столетие назад тревожные глаза читателей смахивали взглядом окончательное и бесповоротное: и Михаил Романов тоже подписал отречение. Бессильный, панический призыв Временного правительства уже на четвертый день своей власти - к дисциплине в армии, где солдаты срывают погоны и убивают офицеров.


Страна стремительно ввергалась в хаос гражданской войны уже в 1917 году. Впечатляет композиционное решение: среди агиток от «красных» и «белых» на стенах к углу сходятся два призывных плаката: белогвардейский «Отчего Вы не в армии?» и плакат Дмитрия Моора «Ты записался добровольцем?». И между ними – зритель, сегодня, к счастью, не загнанный в угол страшного выбора. А дальше – кровь и террор, разделившие семьи на врагов, как результат последовательной тактики любых революций. И жестокий урок, что бескровными они не бывают.

30 СЕРЕБРЯНИКОВ

В центре всей экспозиции – икона царской семьи с необычной историей. Лет 10 назад житель Минеральных Вод пожертвовал казачьему храму Святых Царственных Страстотерпцев средства на благоукрашение. Появилась идея создать образ, в котором будет воплощена идея предательства. Долго искали и приобрели тридцать серебряных дореволюционных рублей для будущего оклада. Его для иконы сделал Юрий, ювелир по профессии и участник известнейшего казачьего фольклорного ансамбля «Братина», который часто бывает с концертами у терцев в Минводах. А сам образ был заказан в Свято-Пантелеимоновском русском монастыре на Афоне. Но монахи в итоге передали его казакам в дар. Освящалась икона в Казанском соборе на могиле М. И. Кутузова в Санкт-Петербурге.


Непосредственно казачью составляющую экспонатов музея собирали по крупицам. Здесь фотоснимки семьи Притворовых из хутора Евдокимовского, который в те годы относился к станице Лысогорской. Казаков Притворова и Русанова в 1924 году, в уже установленный период законности советской власти, расстреляли чоновцы без суда и следствия у реки Кумы за якобы найденные в домах патроны. С особым трепетом собиратель музея рассказывает о небольшом предмете – пряжке от солдатского ремня казака Минераловодского общества Владимира Николаевича Чаплинского, представителя казачьего рода, происходящего от польских шляхтичей – ссыльных на Кавказскую войну. Здесь фотографии предков Алексея Шипилова, который помогал Олегу Губенко в устройстве музея.

Фото и личные вещи простых казаков соседствуют с портретом Петра Врангеля, сумевшего вывести армию в 160 тысяч человек из Крыма и с опозданием, после Колчака и Деникина, признавшего землю за крестьянами. Здесь же редкое подлинное фото последнего атамана Донского войска графа Михаила Граббе в эмиграции.

Отдельный интерес представляет богатая коллекция денежных знаков этого периода: от известных «керенок» до множества разнокалиберных купюр, выпускавшихся в областях России и даже в США.

ВЫЖИЛИ - СПРАВИМСЯ

Стенд с прессой и стенограммами съездов ВКПб 1930-х годов ставит серьезные вопросы дня сегодняшнего: так кто же такие были казаки в советское время, когда уже перестали существовать сословия? Почему с ликвидацией социального статуса, даже после гражданской войны выжившие казаки никуда не исчезли, а лишь еще больше сплотились в компактном проживании в своих исторических территориях? И что же увидела в них советская власть, именуя отдельно от остального населения и выделяя стенограммах съездов ВКПб по терминологии и обращениях: «Рабочие и колхозники, а также колхозное казачество!..»?

Ведь вспомнила в 1936-37 годах, когда в воздухе витал запах новой большой войны и даже посвятила массу публикаций, в том числе в журнале «Огонек», лежащий теперь под стеклом в музее.


В заключение - гордость и кульминация экспозиции, уникальная коллекция огнестрельного оружия 1777-1862 гг. Кремниевые и капсульные ружья, бывшие на вооружении в Русско-турецкой, Крымской и Кавказской войнах – уникальный дар музею казака Петра Федоровича Голдина. Дрогнувшим голосом он признался, что много раз в его семье возникали мысли продать коллекцию, но ни у кого не поднялась рука.

Это лишь часть экспонатов, которые готовы представить в будущих экспозициях Казачьего культурно-исторического центра Минераловодского казачьего общества.
- Мы - последнее связующее звено между нашими предками и потомками. На нас лежит колоссальная ответственность по передаче фактов нашим детям. И если мы справимся с ней, то история казачества будет продолжаться в России,
- так завершил Олег Губенко презентацию, и с его словами сложно поспорить.
 



Источник: http://kavtoday.ru/30523?utm_source=yandex&utm_medium=cpc&utm_campaign=news&utm_term=30523
Категория: Страницы истории | Добавил: kazak-news2015 (18.03.2017) | Автор: Наталья Гребенькова
Просмотров: 94 | Теги: Казаки, Северный Кавказ, казачество, Ставрополье, экспозиция, история, Музей, минеральные воды, Культура | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar