Приветствую Вас Гость!
Четверг, 19.10.2017, 17:19
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Страницы истории

Хабаровская персона: Считать ли атамана Калмыкова патриотом России?

Юбилей двух революций, февральской и октябрьской, как и порожденная ими Гражданская война, в очередной раз высвечивает смутное время минувшего века. Вот атаман Калмыков, командовавший хабаровским гарнизоном в 1918-1919 годах. Казалось бы, фигура однозначная.

Даже босс американских оккупационных сил воспринимал его как законченного палача. Но были эпизоды в деятельности белого атамана, когда он словно трезвел. Как среди ржавчины обнаруживается нетронутый ею металл, так среди неприглядной повседневности 30-летнего атамана Уссурийского казачьего войска обращают на себя внимание поступки патриота и государственника.

Если бы он отмахнулся, не пошел на обострение, можно предположить, что жизнь его не оборвала бы китайская пуля. Впрочем, есть разные оценки его недолгого пути.

Георгиевское оружие

Иван Калмыков родился и вырос в станице Грозненской Терской области - территории Российской империи на Северном Кавказе, где стояло Терское казачье войско. Его отец был потомком казаков Харьковского слободского полка, сформированного в XVII веке при царе Алексее Михайловиче. Мать - терская казачка.

Он учился в духовной семинарии, но мечтал, как позже отмечал сам, «быть воином, как слугою царя и Отечества».

С сентября 1909 года Калмыков - юнкер Тифлисского военного училища. Через три года, после завершения учебы, произведен в подпоручики и направлен в Приморье. Служит в саперном батальоне с надеждой «применить эти познания в конно-саперной команде, при условии перевода в ряды казаков».  Через год подает рапорт о переводе «для пользы службы» в Уссурийский казачий дивизион. Он настойчив в своем желании, и это вызывает понимание армейского командования.

Подпоручик переводится хорунжим в Уссурийский казачий полк, который развернут на основе дивизиона. Служит Иван Калмыков в Гродеково с Григорием Семеновым, тоже хорунжим. «Мы можем предположить, что во время пребывания в Гродеково будущие атаманы могли познакомиться. Однако ни в воспоминаниях Семенова, ни в высказываниях Калмыкова об этом нет никаких сведений», - отмечает кандидат исторических наук Сергей Савченко, которого можно считать биографом И.П. Калмыкова.

С началом Первой мировой войны в августе 1914 года Уссурийский казачий полк участвует в боевых действиях. Хорунжий Калмыков воюет храбро.  В марте 1915 года командир полка выносит ему в приказе «особую благодарность за разведку и охранение нашего левого фланга и за работу в тылу противника».  В июне в бою под деревней Лелайцы, командуя казачьей сотней, устраивает засаду, благодаря чему немецкий полк понес потери и отступил.  В декабре Калмыков во главе штатной пулеметной команды, имеет четыре награды, получает ранение, но возвращается в строй.

Февральскую революцию он встретил без неприязни, позднее вспоминая о пользе знакомства «с началами истинного народовластия». Награждение за храбрость Георгиевским оружием совпало с неприятностями в отношениях с сослуживцами. Они посчитали обманом утверждение Ивана Павловича, что он из терских казаков. Нашлись дотошные люди, которые направили запрос во Владикавказ, в штаб Терского казачьего войска, откуда поступило уведомление, что таковой в списках не значится.

Видимо, подлило масло в огонь то обстоятельство, что свобода и демократия пустили корни на передовой, где нижние чины перестали доверять офицерам, где команды не исполнялись безоговорочно, а выносились на обсуждение солдатских и казачьих комитетов.

Отчисленный из полка Калмыков возвращается в Приморье, в котором начиналась его армейская и казачья служба. Увенчанный наградами фронтовик сразу попадает в поле зрения: он избирается заместителем атамана Уссурийского казачьего войска, производится в есаулы. Воистину, что ни делается, то делается к лучшему.

Для борьбы с большевиками он создает Особый Уссурийский казачий отряд. В августе 1918 года в качестве атамана Уссурийского казачьего войска Калмыков входит в Хабаровск с японскими частями.

Он открывает военное училище, устраивает облавы на подпольщиков, побеждает партизан в так называемой Хорско-Киинской операции.  Успехи не кружат голову: он видел смысл в своем подчинении атаману Семенову, который прибывает в Хабаровск для объединения Амурского, Уссурийского, Забайкальского казачьих войск под единое командование.

Оба атамана держат курс на сближение с Японией, оказывающей поддержку антибольшевистским формированиям.  Вероятно, японское руководство питало надежду на создание государства от Тихого океана до Байкала под своим протекторатом. Правда, адмирал Колчак, утвержденный Верховным правителем в ноябре 1918 года, считал Россию единой и неделимой.

Орудийный залп в Вятском

«Революционные события 1917 года и последовавшая за ними Гражданская война ослабили российскую государственность на Дальнем Востоке, чем решили воспользоваться националистически настроенные круги китайской буржуазии и военщины. Под флагом борьбы против «русского империализма» они вознамерились явочным порядком аннулировать все права России, основанные на ее договорах с Китаем, в том числе в вопросах навигации на пограничной реке», - отмечал доктор исторических наук Михаил Светачев.

Действия китайской стороны подогрели японцы, которые приобрели через подставных лиц несколько пароходов, вооружили их, стали совершать рейсы на Амуре, игнорируя протесты представителей Колчака.

«В атмосфере националистического угара, охватившего китайскую буржуазию и военщину, пекинское правительство в июле 1919 года направило из Шанхая к русским берегам крейсер и три канонерских лодки, оснащенные новейшим вооружением. Им предстояло проследовать к Николаевску, а затем по Амуру достичь Сунгари», -продолжал Светачев.

Восемнадцатого октября, под занавес навигации, корабли вышли из Николаевска с расчетом достигнуть Сунгари до ледостава. Об их продвижении по радиосвязи было сообщено в Хабаровск. Поскольку международные отношения были прерогативой функционирующего в Омске правительства, соответствующая депеша отправилась туда.

Об игнорировании Калмыковым и Семеновым распоряжений Колчака написано много. Но вот ситуация, когда вертикаль тогдашней российской власти заявила о себе однозначно и бесповоротно. В село Вятское, что на 72 километра ниже Хабаровска, направили артиллерийскую батарею, которую установили на берегу Амура. Когда военные корабли Китая приблизились, прогремел предупредительный выстрел. Движение было остановлено. Флотским кадрам пришлось поворачивать назад. Зимовали они в Николаевске, после чего морским путем отправились к родным берегам. Калмыков получил благодарность от Верховного правителя с формулировкой «за твердость». Попытка под шумок ревизовать договорную базу российско-китайских отношений с далеко идущими последствиями провалилась.

Небо над сорговым полем

На Дальний Восток прибыл походный атаман всех казачьих войск России Александр Дутов. Генерал дал высокую оценку Особому Уссурийскому казачьему отряду, заявив, что он «прекрасен по дисциплине и военной подготовке». Относительно Ивана Калмыкова было сказано, что он «человек очень достойный, честный русский патриот и хороший русский офицер». Дутов обратил внимание на его скромность в личной жизни. Калмыков жил в комнате со своими ординарцами, даже не имея личных средств. Вся его энергия была направлена на борьбу с большевиками.

И еще одна цитата Дутова: «Действия Калмыкова были одобрены белыми властями, в т. ч. и адмиралом Колчаком». Правда, имели место и другие доводы. Два десятка страниц насчитывал список преступлений, совершенных Калмыковым и его окружением, однако расследованиям военно-следственных органов не был дан ход.

Оставление Омска и нежелание Колчака передавать золотой запас России зарубежным союзникам привели к трагической развязке. Незадолго до этого он присвоил звание генерал-лейтенанта Григорию Семенову, назначив его командующим вооруженными силами на востоке России. Иван Калмыков стал заместителем, сохранив за собой пост атамана Уссурийского казачьего войска, приступив к формированию дивизии на основе своего отряда. Однако противостоять Приморской областной земской управе, за нейтральным фасадом которой возвышалась советская власть с большевистскими кадрами, атаманы не смогли. Предвидя сдачу Хабаровска, Калмыков реквизировал у местного банка золотой запас, перешел границу по льду Уссури со своим отрядом.

Отряд был разоружен китайскими военнослужащими, атаман арестован. Среди предъявленных обвинений фигурировал обстрел кораблей на Амуре. Что касается золота, то он заявил, что готов дать объяснение представителям законного русского правительства либо международной комиссии, но не китайским военным чинам.

«Первые сообщения о гибели Калмыкова сделало агентство Рейтер в начале сентября 1920 года, - отмечает кандидат исторических наук Сергей Савченко. - Согласно этим сообщениям атамана в сопровождении конвоя под командованием полковника Соу посадили на поезд. В 10 милях к западу от Гирина, в Калачи (ст. Иляши), поезд остановился, и Калмыков сделал попытку бежать. Он выхватил у Соу револьвер, ранил его в руку, соскочил с поезда и скрылся в гаоляновом поле. Китайские солдаты оцепили это поле, и во время перестрелки атаман был убит». 

По версии газеты «Норд Чайна Дейли Ньюс», везли Калмыкова не по железной, а по проселочной дороге. Если точней, в открытом фургоне. Финал тот же – гаоляновое, или сорговое поле, стрельба на поражение. 

Упокой, Господи, душу раба твоего

Был ли атаман Калмыков патриотом? По мнению кандидата исторических наук Сергея Савченко, был, однако в Гражданскую войну действовал зачастую не в интересах России, и это отмечали его соратники по белому движению. Автор научного труда о И.П. Калмыкове приводит такие факты. Вошедшие в Хабаровск пятого сентября 1918 года вместе с Особым Уссурийским казачьим отрядом японские части заняли базу и корабли Амурской военной флотилии, объявив их военным призом. Тогда же из военно-топографического отдела Приамурского военного округа было вывезено все имущество. Калмыков захватам не препятствовал.

Военный историк полковник в отставке Александр Филонов тоже не считает Калмыкова безупречным, однако выделяет две принципиальных линии его поведения. Первая - это недопущение прохода китайских военных судов в октябре 1919 года, и здесь позиции Калмыкова, Семенова, Колчака совпадали. Вторая - это пресечение контрабанды золота, которая измерялась пудами, перемещаемыми с Кербинских приисков. Не выходил бы Иван Калмыков за пределы противостояния с красными, может, остался бы живым и невредимым, оказавшись волею судеб на китайской земле. Хотя это не более чем предположение…

А протекторат на Дальнем Востоке был создан без покровительства Японии, без атаманов Семенова и Калмыкова. Это была Дальневосточная Республика во главе с большевиками Краснощековым и Никифоровым, которая была признана единственным государством - РСФСР. 

На снимках: атаман Калмыков (сидит) с адъютантом (фамилия неизвестна);  казаки у штаба Особого Уссурийского казачьего отряда (бывшей канцелярии генерал-губернатора) на главной улице Хабаровска.

Фото из открытых источников              



Источник: http://khabarovsk.md/war_vic/8134-habarovskaya-persona-schitat-li-atamana-kalmykova-patriotom-rossii.html
Категория: Страницы истории | Добавил: kazak-news2015 (21.06.2017) | Автор: Михаил Карпач
Просмотров: 130 | Теги: Хабаровск, Казаки, казачество, гражданская война, Иван Калмыков, история, адмирал Колчак, уссурийск | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar