Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 20.09.2020, 10:39
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Страницы истории

За полстолетия до шведов. Полтава в гражданской войне на Украине в XVII веке
27 июля 1657 года умер гетман Богдан Хмельницкий, а 30 сентября на Корсунской раде гетманом был избран Иван Выговский.

После Хмельницкого на Украине образовалось две партии: партия "значных" - старшины, то есть украинской верхушки, желавшей слиться с Польшей на федеративных началах, выразителем шляхетских стремлений которой являлся Выговский; и народная партия, тянувшаяся, в противоположность первой, - к Москве. Представителем последней был Мартын Пушкарь.

Простой народ не мог сочувствовать старшине, ибо он знал, что с присоединением Украины к Польше старшины сделаются теми же панами, от которых ему пришлось столько вытерпеть, а с Москвой его связывало единство веры. К тому же, самодержавная власть представлялась для простого народа средством и возможностью защиты от старшины.

Поднимая открытую борьбу против Выговского, Пушкарь выставил два принципа: принцип верности Москве, соединенный с желанием слиться с нею на еще более тесных основаниях, чем при Хмельницком; и принцип борьбы за права народа, которого старшина постоянно стремилась отстранить от участия в решении общественных дел, желая ограничить казачество определенным числом. Последний принцип был особенно приятен мещанам, платившим подати, но которым старшина не дозволяла перехода в казачество. Оба эти принципа были совершенно противоположны желаниям значных.

Начало борьбы Пушкаря с Выговским возникло из-за самого гетманского избрания, совершившегося без согласия на это Запорожья. Последнее по этому поводу волновалось и отправило своих депутатов в Москву, указывая на то, что гетманы набирались всегда в Сечи, и что городовая старшина отстраняет Сечь от участия в общественных делах. Пушкарь принял сторону Запорожья и отправил в Москву, вместе с депутатами от Сечи, и своих посланцев - Стринджу и Ивана Донца - с жалобой на гетмана. Через своих послов Пушкарь просил московское правительство учинить новую раду, ибо "Иван Выговский всему войску запорожскому и всей черни Днепровской не люб".

Московское правительство для успокоения Украины согласилось на эту просьбу и выдало запорожцам и послам Пушкаря грамоту, в которой разрешало избрать гетмана на полной раде. Решив в то же время действовать оружием, Пушкарь послал к запорожцам просьбу помогать ему против Выговского, и когда последнему удалось смирить Сечь, то часть запорожцев, в числе шестисот человек, особенно недовольная гетманом, оставила ее и явилась к Пушкарю с атаманом Яковом Барабашем.

Но главная сила Пушкаря была в простом народе. Пользуясь ненавистью черни к значным, он рассылал повсюду универсалы, в которых объявлял, что царь позволил ему идти против царских изменников - гетмана и старшины - и побивать их, а других отсылать в Москву; что для этой цели пожалованы ему от царя пушки и знамена и обещана присылка на помощь сорока тысяч московских ратных людей. К нему со всех сторон стали стекаться пастухи, наймиты и многочисленная голота (голь), оставшаяся без крова и пищи вследствие непрерывных предшествовавших войн. Люди эти, не имея ни лошадей, ни вооружения, шли к Пушкарю с дубинами, косами, рогатинами и, по выражению летописца, "с сердцами до убийства и разграбления имений людских готовыми". Ненависть черни против старшины была особенно сильна в это время, поскольку незадолго перед сим гетман и старшина предлагали приехать царскому чиновнику для составления реестра казакам, "чтоб впредь гултяем в казаки писаться было невольно", и чтобы мещане были обложены податями, какие они платили при польском господстве, дабы гетман, как говорилось в основании этой просьбы, имел возможность платить казакам жалованье. Таким образом, универсалы Пушкаря встретили у народа полное сочувствие - и в короткое время у полтавского полковника было до 20 тысяч людей, называвшихся "дейнеками".

Вскоре восстание из Полтавы распространилось на окрестности Гадяча, Зенькова, Ромна, Миргорода. Донец возмутил окрестности Лохвицы, собрал там толпу "гултяев" и принялся грабить имения значных. В народе проснулась старая вражда против панов, которыми являлись в данное время гетман и старшина. Начался ряд убийств и грабежей, жертвами которых являлись по преимуществу люди состоятельные, друзья партии значных, "советники" гетмана и старшины и их арендари. Таким образом, восстание Пушкаря, из усобицы между ним и гетманом, превратилось в социальную войну неимущих классов против богатых, бесправных - против значных.

Узнав о враждебных действиях Пушкаря, Выговский из Чигирина прибежал в Гадяч и здесь казнил несколько возмутителей народа, а затем отправил в Полтаву своего наместника (управителя имениями, принадлежавшими гетману в Гадячском полку) Тимоша с просьбой оставить вражду и принять мир. Но Пушкарь, зная о том, что Выговский казнил нескольких приверженцев его в Гадяче, и опасаясь, что гетман хочет убить и его, на мир не согласился и велел заковать Тимоша и отправить его в Каменное, к московскому воеводе Колонтаеву, с которым он был в хороших отношениях.

Тогда Выговский решил смирить Пушкаря оружием и выслал против него полки Нежинский и Черниговский; но этот поход ничем не кончился: простые казаки отказались поднимать оружие против своих братьев и разошлись.

25 января 1658 года Выговский послал против восставших отряд из наемников, которым было поручено напасть на Полтаву врасплох. Отряд этот, не дойдя до Полтавы, сбился с зимней дороги и вследствие этого промедлил целый день.


Тем временем, Пушкарь узнал об опасности, и 27 января в урочище Жуковом Байраке, близ Диканьки, на отряд Выговского напал врасплох Барабаш с запорожцами и городовыми казаками и разбил его наголову. Безуспешными оказались и действия миргородского полковника Григория Лесницкого против Пушкаря. К этому времени на Украину прибыл боярин Богдан Хитрово, направленный на Украину для наблюдения за переизбранием гетмана и вообще для умиротворения края. Выговский, объявив, что рада будет в Переяславле, распустил слух, что отказывается от гетманства. Услыхав о новой раде, Пушкарь выступил из Полтавы, "чтобы тую раду разорвати"; но, узнав, что там Хитрово, отказался от своего намерения, боясь как бы его поход туда, где находился царский боярин, не показался бунтом против царской власти. Поэтому, пока в Переяславе находился Хитрово, Пушкарь стоял в Гадяче. Подождав немного, Хитрово устроил раду без участия Пушкаря - и на ней, благодаря искусным интригам, избран был гетманом Выговский.

Едва рада закончилась, как Хитрово получил от Пушкаря письмо, в котором тот просил его приехать в Лубны, чтобы устроить новую раду, ибо "Переяславская рада - не в раду", поскольку на ней не было ни Пушкаря со всей его партией, ни запорожцев, ни "черни". Новоизбранный митрополит Дионисий Балабан, сторонник Выговского, грозил Пушкарю церковным проклятием, если он не прекратит своих враждебных действий. Пушкарь ответил ему, что только тогда признает Выговского гетманом, когда "вся чернь украинская, единомысленно с чернью войска запорожского", изберут его. Пушкарь вновь послал на Запорожье послов своих: Стринджу, Донца и сына своего Кирилла Пушкаренка, которые привезли туда с собой царскую грамоту о дозволении переизбирать гетмана. Запорожцы, у которых вновь пробудилась надежда возвратить себе прежнее значение в деле решения судеб Украины, заволновались. Чернь порывалась идти на Чигирин, другие спешили соединиться с дейнеками Пушкаря.

Находясь вблизи Полтавы, Пушкарь просил Хитрово собрать войско и идти под Лубны, уверяя его, что Выговский хочет напасть врасплох на россиян. В это же время Пушкарь отправил в Москву первый свой донос на Выговского, в котором писал, что Выговский изменник. На обратном пути своем из Переяслава Хитрово виделся 5 марта в Лубнах с Пушкарем. Хитрово убеждал его оставить свои враждебные действия, одарил его подарками и деньгами и уверял в царской милости; но Пушкарь не соглашался признать Выговского гетманом и положить оружие. Он продолжал писать в Москву доносы. Московское правительство хотя и хвалило его, но не давало ему перевеса над гетманом. Наконец, прибыли к Пушкарю царские посланники - стольник Иван Олфимов и дворянин Никифор Волков с приказом не нападать на гетмана; Пушкарь отвечал, что Выговский хочет принудить его не мешать своим замыслам и просил у царя заступничества и покровительства. Выговский оказался в неловком положении.

Он видел, что Пушкарь и запорожцы более, чем он, нравятся в Москве. Не желая ехать в Москву, куда его звали, Выговский послал туда вместо себя Лесницкого. Киевский воевода Андрей Бутурлин доносил царю, что некоторые из недовольных письменно выражали ему желание, чтобы царь прислал войско свое и оборонил бы Украину от ляхов. Из находившихся в это время в Москве Лесницкого и посланца Пушкаря Ивана Искры каждый оправдывал своего вождя и чернил противника, но доносам Пушкаря (11 марта и 26 апреля) и свидетельству Искры об измене гетмана и сношениях его с поляками мало верили до тех пор, пока не пришло известие от Бутурлина.

В это время вернулся из Москвы Лесницкий и привез известие, что царь принял его отлично, а посла Пушкаря - Искру - велел задержать. Ободренный этим Выговский вновь послал увещание полтавцам, а затем и сам, вопреки уговорам и запрещениям московских послов Опухтина и Петра Скуратова, выступил 4 мая на Полтаву. Лубны заперлись от полков Выговского, который должен был силою пробиться через город; миргородцы же свергли своего полковника Стефана Довгаля и взяли его под стражу за преданность Пушкарю. Жители Голтвы не хотели сперва идти с Выговским, но, испугавшись его угроз, пошли с ним. Выговский 17 мая выступил из Голтвы, а на следующий день произошла первая стычка между ним и пушкаревцами с неблагоприятным для последних исходом.

В это же время под Глуховом несколько сот пушкаревцев были "выстинаты" (убиты) войсками Выговского. Пушкарь и Барабаш заперлись в Полтаве, к которой подошел Выговский. Новый царский посол стольник Василий Кикин уговорил Выговского и Пушкаря помириться между собой, но полтавские казаки и запорожцы запретили Пушкарю мириться с гетманом и не пустили его из города. Пушкарь, укоряемый своими приверженцами за нерешительность, выступил 1 июня из Полтавы и напал на обоз Выговского. Голота перепилась находившеюся в обозе горилкою и была перебита. Сам Пушкарь в этой битве погиб. Барабаш с немногими людьми ушел в Полтаву, а на другой день мещане отворили гетману ворота города, причем Выговский поклялся никому не мстить. Но как только доступ в Полтаву был открыт, туда ворвались люди Выговского, и начался четырехдневный грабеж города. Вскоре покорились Выговскому Лубны, Миргород, Гадяч, и голота разбежалась, оставшись без своего предводителя.

Когда гадячский договор (16 сентября 1658 года) стал известен в Москве, то правительство само обратилось к народу, приглашая его содействовать войскам князя Григория Ромодановского, который должен были прийти на Украину. Партия Пушкаря мгновенно ожила. Полтавцы низложили полковника Горкушу, поставленного Выговским, и избрали полковником Кирика Пушкаренка, сына старого Пушкаря; Искра, отпущенный из Москвы, стал рассылать письма против Выговского, Иван Донец и Стефан Довгаль снова появились и стали набирать полки в помощь Ромодановскому. Дейники быстро стекались к Ромодановскому и жестоко мстили приверженцам Выговского: Миргород, Пирятин, Лубны и другие города подверглись разорению, Мгарский монастырь был разграблен. Украина временно успокоилась только после того, как Выговский покинул Чигирин.


Источник: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1483595520
Категория: Страницы истории | Добавил: kazak-news2015 (05.01.2017) | Автор: Юрий Сидоренко
Просмотров: 347 | Теги: Богдан Хмельницкий, история, Украина, Россия, гражданская война, Полтава, гетман Выговский | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar