Приветствую Вас Гость!
Четверг, 14.12.2017, 03:34
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Казаки в Новороссии

«Проект Козицын» и две башни Кремля. Часть 1.

При анализе реалий российско-украинской войны в Новороссии одним из самых оригинальных явлений было «казачье государство» атамана Николая Козицына.

До сих пор нет ответа на вопрос, почему появился раззолоченный, увешанный реальными и бутафорскими орденами «генерал армии», и в чем был смысл созданного им, вернее его кураторами, опереточно-бутафорской «державы»? И была ли она?

В конце 1980-х начала 1990-х годов Николай Козицын, - по основной профессии прапорщик внутренних войск из охраны новочеркасской колонии строго режима, - был достаточно заметной фигурой в казачьем движении. В 1993 году, возглавив организацию «Всевеликое Войско Донское», стал атаманом всех организационно объединенных донских казаков.

Широкую известность Николай Козицын приобрел в 1994 году, заключив, как глава ВВД «Договор о дружбе и сотрудничестве» с президентом «Республикой Ичкерия» Джохаром Дудаевым. По «Договору» предусматривались «взаимные обязательства в области обороны и безопасности», В договоре был даже пункт о непропуске российских войск через территорию Войска Донского.

После заключения договора с Ичкерией авторитет Козицына в казачьем движении быстро испарился, вскоре о нем довольно быстро все позабыли.

К моменту начала восстания на Донбассе Николай Козицын являлся главой малоизвестной казачьей организации «Международный союз общественных объединений «Всевеликое войско Донское». Но весной 2014 года происходит чудесное возвращение ичкерийского союзника в общественно-политическое поле России и Новороссии.

9 апреля 2014 года находившийся в Новочеркасске атаман МОО ВВД «генерал-полковник» (тогда еще «генерал-полковник») Николай Козицын выпустил «Приказ №36» о создании «Казачьей Национальной Гвардии на Украине Международного союза «Всевеликое войско Донское».

3 мая 2014, с территории РФ на двух большегрузных автомобилях «Урал» возглавляемая Козицыным группа вооруженная стрелковым оружием, ПЗРК и зенитной установкой ЗУ-23-2 прорвалась чрез украинскую границу, открыв без повода огонь по украинским пограничникам. При этом была нарушена негласная договоренность о нейтралитете между последними и казаками тогда еще Луганской области Украины, закрылись каналы поставок матпомощи уже шедшей из РФ через структуры организации «Союз Казачьих Войск России и Зарубежья» (СКВиРЗ), возглавляемой атаманом Виктором Водолацким.

СКВРиЗ, существует достаточно долго и частично имеет надгосударственный характер. Ее функции, в частности, в контроле за казачьим движением стран ближнего зарубежья. Чтобы казаки после распада СССР ставшие иностранцами были управляемы и не доставляли проблем соседним «уважаемым партнерам»: до известных событий Януковичу и Назарбаеву. Ну и в некоторой степени (только на Украине!) речь шла и об усилении пророссийского влияния.

Многие годы атаман СКВиРЗ Виктор Водолацкий, в реальности хороши, добросовестный российский чиновник, системно и весьма успешно работал на Донбассе. При Ющенко Виктору Водолацкому, тогда еще возглавлявшему реестровое «Войсковое казачье общество «Всевеликое войско донское» даже запретили въезд на Украину. Под его патронажем не украинском Донбассе действовали казачьи организации пророссийской направленности. Самой крупной и авторитетной был «Луганский округ донских казаков» (ЛОДК) возглавляемый атаманом Леонидом Рубаном.

ЛОДК активно принял активное участие в смене власти на Луганщине, и стал первой казачьей организацией зарегистрированной в ЛНР, а Леонид Рубан вошел в высшее звено ее руководства. С началом «Русской весны» многочисленные «самозародившиеся» казачьи атаманы Луганщины в большинстве своем если не впрямую поддержали патронируемых Водолацким лидеров, в частности Рубана, то, по крайней мере относились к ними дружески-нейтрально. Такая же ситуация была и в Донецкой области, где казачье движение так же возникло и организовалось в значительной мере под патронатом СКВиРЗ.

На данном фоне появление в начале мая на Донбассе «генерала армии (уже «генерала армии»), атамана Казачьей Национальной Гвардии Всевеликого Войска Донского» было неожиданным для всех.

Прорвавшийся на Украину Козицын первоначально сделал базой своего отряда город Антрацит, вскоре перебазировался в Перевальск оставив вместо себя «коменданта» с характерным казачьим именем Вагиф Керимов. Впоследствии другой «глава» Антрацита, Вячеслав Пинежанин на центральной площади города порол кнутом провинившихся подчиненных и выкладывал видео в интернет.

Практически с момента появления на Донбассе, в отношении атамана Николая Козицына и его подчиненных озвучивались обвинения в криминальных действиях: поборах с населения, присвоении гуманитарной помощи, мародерстве.

В сети интернет приводятся сведения о наличии в «козицынском государстве» практики бессудных арестов и последующего содержания в нечеловеческих условиях бывших украинских административных работников и правоохранителей, многие из которых активно поддерживали «Русскую весну». Делалось это ради получения выкупа, размер которого достигал десятков и даже сотен тысяч долларов.

В состав «Казачьей национальной гвардии» принимали всех, в том числе откровенно криминальный и социально-деградационный элемент. Обыденным явлением в КНГ было пьянство, не только в тылу, но и на боевых позициях. Водку, по крайне мере «воинам» из личного окружения Козицына, выдавали в качестве «пищевого довольствия». О таких «мелочах» как правила безопасного обращения с оружием у козицынцев не шла и речь, немотивированная стрельба в населенных пунктах, - с ранениями и даже гибелью людей, - была обычным явлением.

Доброволец, донской казак. воевавший летом 2014 года в формировании «ГБР «Бэтмэн» рассказывал, что рядом с позициями его подразделения располагался отряд «Казачьей национальной гвардии». Люди в данном формировании были: «…все в наколках и постоянно, даже утром, пьяные. Казаками я бы их не назвал, а назвал бы «зеками»… Мы очень боялись, что в реальном бою соседи убегут с позиции и фланг окажется голым».

При этом на территориях контролируемых не подчинявшимся Козицыну казаками «беспредела» было мало, не больше чем на территориях подконтрольных не казачьим формированиям. Однако именно в козицынской «державе» беззаконие и запредельная дикость были нормой, что давало массу материала для ведения информационной войны против Новороссии российскими либеральными и украинскими СМИ.

В военном отношении КНГ ВВД было достаточно аморфной структурой. В КНГ отсутствовал работоспособный штаб или иной координирующий орган. Система единого командования во все периоды существования «казачьей державы» вообще вряд ли существовала. Многие командиры-атаманы подчинялись Козицыну лишь номинально. По сути, КНГ была конгломератом разношерстных формирований разной степени боеспособности.

Исключением являлся 1-й казачий полк имени Платова, возглавляемый Павлом Дремовым. Это было реально боеспособное, дисциплинированное и многочисленное подразделение, сформированное как «Стахановская казачья самооборона» задолго до вхождения в КНГ.

Существует вполне обоснованная версия, что вступление подразделения Дремова в КНГ было обусловлено желанием дать защиту подконтрольным Козицыну территориям, где, по факту, почти не было реально боеспособных формирований, Не раз приходилось слышать мнение, что «Дремов уйдя к Козицыну, в итоге спас Новороссию».

Местных казачьих лидеров вступать в КНГ ВВД фактически принуждали. Механизм принуждения был простой: обеспечение доступа к ресурсам и средствам. Российская помощь шла непосредственно к «генералу армии» и лишь потом, по его желанию и прихотям, к низовым полевым командирам. ЛНР помощь в начальный период существования Новороссии получала намного меньшую, нежели КНГ ВВД.

В реалиях козицынского «квази-государства» о дохождении «до низового потребителя» выделяемых Москвой денежных и гуманитарных средств говорить в принципе сложно. Но на линию фронта зачастую не попадало даже оружие. Когда осенью 2014 года зачищалась козицынская «держава», то обнаруживалось тяжелое вооружение (в частности гаубицы) которое держалось в глубоком тылу и не попадало на передовую.

Участие в военных действиях отрядов КНГ ВВД несомненно имело место, но в основном воевал полк Дремова. Кроме того наиболее активная фаза войны в Новороссии велась на участках фронта контролируемых силами ЛНР и ДНР.

С момента появления на Донбассе глава КНГ ВВД манифестировал создание некого «независимого казачьего государства» «Всевеликое войско Донское», не уточняя его границы и статус по отношению к России. Была принята государственная символика, награды, - звание «Герой казачьего народа», с награждением особым знаком. Производилось присвоение военных званий, вплоть до «генерал-майор».

Все это было на фоне отсутствия в серьезных государствообразующих институтов, таких как правоохранительная, административная, судебная система. В руководимой «генералом армии» «державе КНГ ВВД» власть была, по факту, анархической, в виде импровизационного «народного творчества», часто выливавшегося в банальный полубандитский беспредел, больший или меньший, в зависимости от моральных качеств местного полевого командира. Навести порядок в административном управлении подконтрольных территорий, атаман Козицын даже не пытался. Его больше занимало зарабатывание денег, сначала откровенно криминальными методами, потом за счет более выгодной торговли углем с Украиной.

«Независимость» «державы» Козицына провозглашалась, прежде всего, в отношении новых республик Новороссии. Козицын легитимность ЛНР и ДНР не признавал и препятствовал созданию их госструктур на подконтрольной ему территории и, по факту, вел с ними борьбу. Первоначально скрытый конфликт был публично озвучен 16 июня 2014 года, когда в СМИ было опубликовано «Обращение Валерия Болотова к атаману Козицыну», где в адрес формирований КНГ были высказаны обвинения в бандитизме и мародерстве и (важный момент!) подготовке сдачи территорий Украине.

В «Обращении» говорилось: «В то время, когда наши войска сдерживают фашистского агрессора, подразделения атамана Козицына занимаются мародерством и бандитизмом. Пользуясь положением, вооруженные формирования продолжают бесчинствовать у нас в тылу, тем самым подрывая без того сложное положение. В период, когда мы ведем кровопролитные бои с превосходящими силами противника, люди с автоматами грабят рынки и автозаправки, отбирают автомобили, заявляя при этом, что правительство Болотова нелегитимно».

Не оставался в долгу и атаман Козицын. Не признавая легитимность ДНР и ЛНР, отвергал и идею создания «Большой Новороссии» на момент весны-лета 2013 года актуальную и реализуемую, говоря то об «освобождении Киева», то о неком «государстве казачьего народа».

После заключения в белорусской столице первого «перемирия», атаман КНГ ВВД итоги Минских соглашений не признал. 6 сентября 2014 года было опубликовано в СМИ написанное сочным «народным» языком «Письмо атамана Козицына о перемирии». В данном документе ЛНР и ДНР характеризовались как «самоназначенные и самопровозглашенные», не было никаких обвинений в адрес США и Евросоюза, но говорилось, что конфликт в Новороссии «… не гражданская война, а просто оккупация Донбасса Румынией, Венгрией, Польшей и наемниками других стран» (такое демонстративно абсурдное определение Козицын высказывал еще в апреле 2014 года).

Далее, не упоминая ни одной персоны из руководства развязавшей войну постмайданной Украины, Козицын обвиняет в возникновении донбасского конфликта второстепенных политических акторов и, вместе с ними, главного врага тогдашней киевской власти свергнутого президента Януковича: «Народ встал на защиту своих семей, своего Отечества от беспредела Ющенко, Тимошенко, Януковича».

Результаты заключения Минских соглашений, по «Письму Козицына» есть результат деятельности только лидеров ЛДНР, участия в договоренностях высшего руководства России и лично президента Путина «атаман» странным образом не увидел.

Впоследствии позиция Козицына по отношению к республикам Новороссии резко менялась минимум два раза.

Через две недели после вышеупомянутого «Письма», 20 октября 2014 года, атаманом КНГ на встрече с главой ЛНР Плотницкими и командиром батальона «Призрак» Алексеем Мозговым была достигнута договоренность о координации действий. В вложенном в сеть видеоматериале, Николай Козицын говорил: «…мы на девяносто девять и девять десятых процентов понимаем друг друга. Противоречий у нас нет. И будет существовать юридически молодая Луганская Народная Республика».

Но через девять дней, 29 октября, в интервью «Независимой газете» Николай Козицын вновь говорит о независимости подконтрольных ему территорий от ЛНР как самостоятельного государственного образования «Луганская демократическая республика».

Столь радикальные «кульбиты» в воззрениях «генерала армии», как и многие другие его «художества» очевидно начали раздражать его кураторов. В 20 ноября 2014 года Николай Козицын выехал в Россию и на Донбасс уже не вернулся. Без него «казачья держава» тут же превратилась в россыпь отдельных атаманов, сидящих со своими отрядами в различных населенных пунктах Луганщины. Впоследствии «атаманщина» была «зачищена» формированиями (в том числи и казачьими!) ЛНР, не обошлось без вооруженных столкновений с человеческими жертвами.



Источник: http://www.apn.ru/index.php?newsid=36360
Категория: Казаки в Новороссии | Добавил: kazak-news2015 (31.05.2017) | Автор: Юрий Сошин
Просмотров: 391 | Теги: донбасс, Николай Козицын, Казаки, ЛНР, Новороссия, казачество, ДНР | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar