Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 11.12.2017, 22:15
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Российское казачество

Казаки Подольска: мы борцы за справедливость, а не «ряженые клоуны»
Принято считать, что деятельность казаков ограничивается патрулированием улиц или охраной общественного порядка. Однако это стереотипы.

Обозреватель «РИАМО в Подольске» пообщалась с казаками подольского станичного казачьего общества и выяснила, кто же такие современные казаки, почему им разрешается заходить в церковь с оружием и что для них самое главное.

Геннадий Пенской, 40 лет, атаман Подольского станичного казачьего общества, есаул

©  из личного архива

Подольское станичное казачье общество было организовано в 2013 году. Я стал частью казачества в 1997 году, тогда только начались формироваться казачьи общества. Сначала был замом атамана в Ступинском станичном казачьем обществе, но потом организовал подольскую станицу в Подольске. В свое время окончил Суворовское военное училище, потом поступил в военный институт Министерства обороны. Вообще военная деятельность и казачество неразрывно связаны. Думаю, что любовь к военной деятельности у нас уже в крови. С уверенностью могу сказать, что моя родословная уходит корнями в стан Степана Разина, в Волгоградскую область. 

Конечно, в Советском Союзе говорить о своем отношении к казачеству было не принято - из-за репрессий и негативного отношения. Но как только появилась возможность, мы объединились и начали заниматься и общественной работой, и военно-патриотическим воспитанием. Хочется, чтобы наши дети лучше знали свои корни и традиции. Сейчас мы организуем казачий класс в гимназии имени Подольских курсантов в микрорайоне Климовск.

Если говорить о наших задачах, то она одна - чтобы о нас узнавали, а оскорбительные ругательства, такие как «казаки ряженые», остались в прошлом. Мы хотим показать, что делаем правильные вещи и что казаки все разные. Со своими увлечениями, профессиями, хобби. У нас есть творческие личности, строители, фермеры и многие другие. Казаки всегда сами изготавливали, сами выращивали и что-то делали своими руками. Так родилась идея «Казачьего двора» - строительно-хозяйственного рынка, который мы создали в Ступинском районе. В нем есть свои мастерские, в том числе слесарная и металлообработки.  На рынке работают только казаки и частные русские предприниматели.

Елизавета Пенская, 36 лет, тренер по конному спорту

©  из личного архива

Я казачка, более того, моим супругом является наш атаман. Казаки всегда  защищали родину, церковь, боролись за справедливость, и главным другом и помощником, без которого казак не может представить свою жизнь, является его конь. Лично я любила лошадей еще с самого раннего детства. Но не было возможности заниматься конным спортом. Сначала институт, потом семья, дети. Однако мой супруг на 30-летие сделал мне удивительный подарок - коня. Конечно, начинать спортивную карьеру в 30 лет - это не просто. Но я всегда относилась к лошадям, в первую очередь, как к товарищам, коллегам и считала, что только вместе мы можем чего-то достичь. Так и начались мои первые победы в конных состязаниях. Затем я получила разряды, стала также аккредитованным тренером. Чтобы в случае непредвиденных ситуаций оказать лошади первую медпомощь, я прошла курсы ветеринара.

Если говорить о моих победах, то их просто не перечислить. Сейчас уже мое дело продолжает моя дочь. Она тоже занимается конным спортом и на некоторых соревнованиях уже обходит меня.  Вот такая у нас появилась команда. Я считаю, что не важно, сколько вам лет, есть ли средства или возможности. Нужно идти и делать. Ставить цель и не опускать руки. Тогда все получится.

Казачки стараются поддерживать мужей. Мы участвуем в мероприятиях, иногда вместе что-то готовим, придумываем и даже шьем. Мы вносим свой вклад в общее дело. Даже мой 10-летний сын с удовольствием одевает форму и знает о казачестве иногда больше, чем я сама. Он очень гордится отцом и тем, что он казак.

Григорий Бабаков, 40 лет, хорунжий, начальник штаба Подольского станичного казачьего общества

©  из личного архива

В Подольском станичном казачьем обществе я  всего несколько лет. Всегда относился с почтением к тому, что являюсь потомственным казаком. С первых же дней совместной работы с нашим атаманом мы нашли общий язык. Несмотря на чины, должности и так далее, у нас все общаются друг с другом только на равных. Конечно, мы соблюдаем какую-то формальную субординацию. Но в первую очередь, мы все друзья и все равны. Если нужно решить какой-то вопрос, то мы решаем только сообща.

Если говорить в более широком смысле, то казак - это борец за свободу. Могу с уверенностью сказать, что, если где-то кто-то из нас увидит, что нужна кому-то помощь, то не пройдет мимо. Вот это, наверное, самое главное наше отличие. Мы хоть и военнообязанные, но в первую очередь всегда за народ. И если мы не видим смысла в чем-то, то не будем это делать, кто бы нам ни приказал.

Конечно, сейчас уже многие традиции утеряны. Мы восстанавливаем все по крупицам. Стараемся делиться переданными знаниями от наших бабушек и дедушек, которые еще застали настоящее казачество. Мы идем к цели сразу в нескольких направлениях. Также мы занимаемся и призывной работой.  Вступить к нам могут все желающие. Не потому что мы не обращаем внимания на родство, а потому что настоящих родовых казаков сейчас очень мало.  Могу сказать, что даже во времена, когда казачество процветало, любой желающий также мог вступить в ряды казаков, если придерживался их понятий и мировоззрения. На мой взгляд, казачество - это состояние души и образ жизни. Ты либо казак, либо нет.

Роман Гурский, 36, шеф-повар

© РИАМО в Подольске, Виктория Моисеева

Я потомственный казак. Приехал в Подольск всего три года назад. В казачество я стремился всегда. Вообще, в наше время, родовитость не имеет большого значения. Ведь в истории казачества били не только революции и войны, которые оставляли свой след, но и период «расказачивания».  Тогда без разбору убивали казаков и их семьи. Многие бежали, куда только могли, а казачьи атрибуты, документы прятали, выкидывали, сжигали. Поэтому сейчас не многие, как я, могут похвастаться какими-то документами. У моего названного брата остался документ - дарственная от самой Екатерины на землю. Там написано, что земля дается нашему казачьему роду.

В наше время невозможно просто вступить в казачьи ряды. У каждого в жизни наступает момент, когда понимаешь,  кто ты, и казачество - это не просто занятие на свободное время, это и есть твоя жизнь. Точно так же, как не выбирают национальность. Но прошу не путать - мы русские, но казаки. Главное, что нас отличает от других, - борьба за справедливость. Наверное, это связано с тем, что казаки всегда были вольными. На них не распространялось крепостное право. Всегда все решалось сообща. И любой казак всегда сам делал выбор - идти на войну или нет. Мы служили и государству, но в первую очередь мы всегда были заступниками церкви.

 Не так давно я  от нашего подольского станичного казачьего общества принимал участие в мероприятии, посвященном 700-летию Сергия Радонежского, в составе охраны Патриарха. Казаки в первую очередь защитники и заступники православной веры и церкви. Наверное, именно поэтому нас при посвящении в казаки окропляет священник, а в церкви мы можем быть с шашкой. Лично для меня наше казачье общество - это и есть семья.

Антон Сутайкин, 35 лет, предприниматель

© РИАМО в Подольске, Виктория Моисеева

Потомственным казаком себя назвать не могу. О казачестве я узнал от своей бабушки - она была казачкой из города Майкоп. Как-то у нас в семье о нашем родстве открыто не говорилось. Отец не принимал этот факт. Но меня в казачье общество тянуло.  И я познакомился с нашим начальником штаба Григорием Бабаковым.

При вступлении в казачье общество, нужно понимать, что казачество не дает земли или чего-то другого. Наоборот, вам самим нужно будет что-то отдавать казачеству: время, силы. Взамен казачество дает не просто друзей, но родственников по духу. Мы все абсолютно разные, кто-то занимается творчеством, кто-то работает на заводе или даже держит завод, кто-то пилит, другой вырезает. Но вместе мы можем создать что-то очень замечательное. Так, кстати, и появился наш «Казачий двор».

Конечно, меня отличает от других казаков то, что у меня не было отца или деда, который бы мне рассказывал и объяснял, кто же такие казаки. Мне приходится самому исследовать, знакомиться, спрашивать у товарищей. Однако думаю, что я на своем месте. Если честно, то я наконец-то нашел себя. Могу сказать, что это удивительное чувство.

В современном обществе сложилось неоднозначное мнение о казаках. Многие думают, что мы «разряженные клоуны», которые стоят не в патруле, а на маскараде. Это не так. Наша форма - это традиции, которые мы чтим и уважаем. Мы считаем себя заступниками народа, церкви и страны. Конечно, мы вынуждены служить и на гражданке, например, на крупных предприятиях. Я надеюсь, что скоро мнение о нас поменяется. Потому что казачество возрождается.

Виктор Молодинский, 69 лет, полковник в отставке

©  из личного архива

Род Молодинских - это казаки, чьи корни с Дона. Там в станице Поповка и других жили все Молодинские. Перед коллективизацией казачество было уничтожено, и нас раскидали  по разным уголкам страны. Мало кто остался на родной земле. Лично я уже родился не в Поповке, но в душе казачество осталось. 

Если говорить о казаках, то могу сказать одно - все казаки военизированы в душе. Лично я пошел в военное училище случайно. Спустя годы, понимаю, что это судьба. В армии я попал в батальон обеспечения учебного процесса в военном училище. До присяги, за три месяца, я себя так зарекомендовал, что меня в последнюю группу, практически без экзаменов, взяли в училище. Так и началась моя военная деятельность. По службе приходилось работать и в Германии, и в других странах. Однако в 1994 году я ушел в отставку по состоянию здоровья.

С 2009 года я занялся благотворительностью - стал восстанавливать храмы. Могу сказать, что это желание появилось тоже спонтанно. Однажды узнал, что церковь в Ступинском районе, которой больше 300 лет, нуждается в помощи. Она в прямом смысле вся заросла, и куполов уже практически не было.  Я почему-то решил, что должен сделать хотя бы купола. Сами понимаете, денег на них не было. Но я  изучил, как это сделать, стал расписывать, замерять, пробовать. Не поверите, у меня получилось. Я сам сделал купола, сам установил, а затем начал заниматься зданием и территорией. Сейчас на моем счету две восстановленные церкви.

Лично для меня казачество - это второе дыхание. Я всегда знал, что я казак, но не мог подумать, что наше общество сможет объединиться и не верил в то, что казачество в своем полном смысле возродится. Вообще, для казака защита церкви и православной веры - главная деятельность. Даже если казак не ходит часто в церковь и не соблюдает посты, если батюшке нужна помощь, казак бросит все дела и обязательно поможет.

Игорь Кузьмин, 41 год, сварщик

©  из личного архива

Я родился и вырос на Украине в городе Запорожье. Там практически все с казачьими корнями. Мы живем с теми же самыми принципами. В Подольском станичном казачье обществе я уже 11 лет. Не могу сказать, что я вступил в общество с какой-то грандиозной целью. Если честно, то это произошло случайно. Когда все только начиналось, я не очень верил, что из этой затеи может что-то получиться. Однако когда понял, что я именно там, где и должен быть и что нашел себе не только друзей, но и семью, я не просто поверил, я знал, что все обязательно получится.

Если говорить о самом начале, то начинать с нуля всегда тяжело. Со временем к нам стали приходить новые казаки, со своими идеями, мыслями. Вообще все, что дает казачество, - это верных друзей и единомышленников. Мы все идем вместе к одной цели, что в наше время настоящая редкость.


Источник: https://podolskriamo.ru/article/48508/kazaki-podolska-my-bortsy-za-spravedlivost-a-ne-ryazhenye-klouny.xl
Категория: Российское казачество | Добавил: kazak-news2015 (17.03.2017) | Автор: Виктория Моисеева
Просмотров: 246 | Теги: подольск, Казаки, Подольское СКО, Геннадий Пенской, казачество | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar